Как сломать язык за один год, или почему Outback Jack – не «захолустье»

Никогда не думал, что менее чем за год можно поломать свою речь. Да и вообще, проработав 20 лет с текстами, считал, что мой собственный язык будет только развиваться – ведь я же читаю кучу книг, тонны статей и регулярно пишу. Но в 2016 году невозможное стало возможным.

Что такое сломанный язык? В моем случае, это когда устная речь вдруг становится медленной, прерывистой и с постоянными оговорками, а мозг все время думает над построением фраз.

Что нужно, чтобы его сломать? Как выяснилось, достаточно ежедневно редактировать тексты переводов по 10-30 тыс. знаков, сделанные живым «гугл-транслейтом».

В то время это была одна из вынужденных подработок. В роли «гугл-транслейта» выступал переводчик, неплохо разбирающийся в нужной предметной области с кучей специфических терминов, но у него была проблема – отвратительный русский язык. Он не утруждал себя подбором синонимов и не заботился о благозвучности фраз. В его текстах иногда встречались предложения, которые было невозможно «расшифровать».

А дальше случилась интересная вещь: обращаясь к этим проблемным местам в английском тексте (идиомам, местечковому юмору вперемешку с профессиональными терминами, не имевшим прямого перевода или аналогов в русском языке) мозг автоматом улавливал смысл, но вместо выдачи благозвучных и общеупотребимых фраз все время подставлял прочитанные ранее кривые штампы. Если бы я сам изначально взялся переводить, построить нормальную фразу было бы не сложно, но с кривым аналогом в голове ловушка захлопывалась – дурной перевод уже нельзя было развидеть, и усталые мозги об него спотыкались.

Обычная редакторская работа? Ничего подобного. Загвоздка именно в специфической терминологии и фразах, не имевших прямого перевода. Вдобавок такие тексты висели перед глазами по четыре часа в день на протяжении нескольких месяцев.

Нейросетка в голове впитывает эти уродливые образы и потом пытается их вытаскивать из «базы» и отправлять в речевой механизм. Тот, в свою очередь, видит несостыковки и подвисает в попытках найти правильную замену. Через десять месяцев я осознал, что мне трудно говорить не только с коллегами, но и с друзьями. Скорее всего, они этого не замечали, но спалиться можно было на длинных монологах.

В итоге на полное исправление ушло года полтора, где основной терапией была подготовка к различным выступлениям с многократным проговариванием презентаций.

Еще одна особенность перевода

С чего вдруг про это вспомнил? Купив на днях бутылку сухого шираз-мерло под брендом Outback Jack, решил уточнить перевод (похоже, там должно быть значение, которое мне неизвестно). Увы, два словарика под рукой дали ожидаемый результат:

«Джек из захолустья» или «Отшельник Джек» – ерунда же? Следующий шаг – проверка на устоявшиеся выражения. Если таковые знакомы электронному переводчику или dictionary.com, они их сразу выкатывают. Но нет, «я никто из них» (по ссылке австрийцы поют по-русски, Чебурашка, водка) – словарики и переводчики ничего такого не знают.

Последний вариант перевода (на скриншоте) рождает в голове много шуток, но да ладно, не будем терять время. Нам же надо докопаться до сути.

Если погуглить, выяснится, что «аутбек» – это также устоявшееся название для обширных полупустынных территорий в центральной части Австралии. И наш «Джек» вполне мог бы быть «австралийцем». Но давайте двигаться дальше – к первоисточнику.

В итоге всплывает вот такая история: у относительно молодой винодельческой компании BertonVineyards, которой принадлежит бренд Outback Jack, большая часть виноградников находится в некой долине Иден, где также разводят и обучают лошадей для скачек. Да, австралийцы любят скачки.

Местным героем для аборигенов был рысак по имени Outback Jack. В честь него винодельня «Бертон» и выпустила линейку вин, «символизирующих тяжелый ежедневный труд во имя получения блестящего результата». Эту фразу я специально скопировал из буклета без изменений, чтобы указать тайный замысел маркетологов (без пол-литра не разобраться). А раз в наборе сущностей у нас появилась скаковая лошадь, то красивых и поэтичных вариантов перевода становится куда больше, чем можно было предположить в начале. Как вам «Вольный Джек» или «Степной»? Хотя можно и не мудрить – «Аутбек Джек» – вполне. Но уж точно не «Захолустье» и не «Заднее гнездо».

В общем, берегите свою нейросетку – она податливая.

P.S. за рекламу вина не платили. Вдобавок летом лучше идут розовые и белые.

UPD: Пытался в своих архивах найти те самые примеры кривых фраз, которые застревают в голове, но с тех времен у меня сохранились лишь финальные тексты. Впрочем, есть пример со стороны — клип австрийцев, который я упоминал выше. В нем по-русски задается вопрос: «Кто ты по профессии? Ты таксист, ты подводник?» И на ломаном русском звучит ответ: «Но нет, я никто из них». Вот это и есть та самая гадкая фраза. По смыслу она верна, но услышав ее мозг подклинивает, и он с трудом генерит верный аналог.

Leave a Comment

Be Tech